slevodavatel (slevodavatel) wrote,
slevodavatel
slevodavatel

Адвокатство

В конце июля я сдал адвокатский экзамен, был включен в реестр адвокатов Краснодарского края. Из-за расейской бюрократщины никак не дооформлю окончательно персональный адвокатский кабинет (не как помещение, а как форму образования), но работать уже начал. Можно было бы попроситься куда-то в коллегию, варианты были, но адвокатский кабинет дает больше независимости, отчитываешься только перед краевой адвокатской палатой.

Не сказать, что об адвокатском статусе я мечтал. Скорее наоборот. К сожалению, в последние годы репутация профессии подорвана, многие работают просто «инкассаторами», помогают добывать признательные показания или попросту «разводят» клиентов. На одном из прошлогодних гражданских процессов я был единственным из четырех представителей истцов-ответчиков, кто настоял на исследовании в судебном заседании доказательств по делу. Остальные просто «отсиживали» свою роль и хотели побыстрее освободиться. А потом злобно на меня зыркали ибо вместо двадцати минут задержались на полтора часа.

Впервые я столкнулся с «реальным» адвокатом в 1997 г., будучи курсантом на стажировке в военной прокуратуре Ростовского-на-Дону гарнизона. Меня отправили на гауптвахту допрашивать очередного «самовольщика», предупредив о присутствии профессионального защитника. Я страшно боялся, что меня — юного бестолкового курсанта в ходе допроса разгромит в пух и прах опытный визави. Глупости. Того импозантного дядьку вообще не интересовали обстоятельства дела, он параллельно со мной выспрашивал у солдатика о его родственниках, их доходах и месте работы. Причем весьма мастерски выспрашивал, со знанием дела, да.



С тех пор остался и в дальнейшем окреп негативный налет по отношению к адвокатской братии. В какой-то период времени я уверенно заявлял близким, что никогда не пойду в адвокаты. Хотя порой встречались замечательные люди, чаще из бывших военпрокурорских ещё старой советской закалки — грамотные принципиальные культурные адекватные. С кем приятно работать даже по разные стороны барьера.

В общем-то сейчас адвокатский статус напрямую нужен только для уголовных процессов. По любым иным делам — в гражданском процессе или арбитраже достаточно доверенности. Но для меня это стало определяющим, ибо именно в уголовке я ориентируюсь очень уверенно, в отличие от, допустим, жилищных или семейных споров, где вынужден сначала вопрос досконально изучать, а потом уже консультировать или давать свою оценку.

К сожалению, уголовное судопроизводство в стране находится в катастрофическом состоянии. Казалось бы, хуже уже некуда, но ситуация всё плачевнее. Если ты попал в лапы нашего кривосудия, то вырваться нереально: если дело возбудили, то его надо позарез отправить в суд, в суде уже никаких иных путей кроме обвинительного приговора не предусмотрено, кассационные и надзорные инстанции выполняют декоративные функции. Редкие исключения лишь оттеняют общее правило, а последние политические процессы в отношении Ходорковского, Невзлина, Сурена Газаряна, Таисии Осиповой, Мохнаткина, Лоскутова, Pussy Riot, Лузянина и других «болотных» политзеков не только продемонстрировали нам, что нынешнее расейское кривосудие не имеет ничего общего с Правом, но и дает знак всем нижестоящим в вертухали, что можно как угодно вертеть законом в своих и сословных интересах, лишь бы сохранять лояльность вышестоящим.

Отчасти на решение «пойти в адвокаты» повлияло и то, что со статусом куда легче помогать попавшим под раздачу активистам. Зимние белоленточные пикеты-митинги показали, что власти готовы при любом удобном случае на активистов поднажать, забрать в околоток «до выяснения личности». В моем присутствии и при разъяснении правовых норм это протекало куда менее болезненно. Ну а сейчас, в статусе адвоката поучаствовать в административных доставлениях-задержаниях куда легче.

Когда началось противостояние по Кудепстинской ТЭС и всё шло к будущим конфликтам с полицией, то я обращался к своим знакомым адвокатам. Объяснял им ситуацию и предложил в будущем поучаствовать в защите кудепстинцев, коли такая необходимость возникнет. Однако никто не захотел связываться с такой проблематикой, даже за деньги. В качестве аргумента услышал: «Ну у меня же дети.» Мне аж постыднело за очень уважаемого коллегу.

В общем, мой статус подоспел весьма вовремя. Одним из первых дел, в которых я принял в качестве адвоката были дела об административных правонарушениях в отношении члена Совета Кудепстинского ТОС Чеснокова Павла Ивановича. Его забрали за неповиновение сотрудникам полиции (ст.19.3 КоАП РФ), а на самом деле за то, что он вместе с другими гражданами препятствовал незаконному проезду грузовика на территорию, выделенную под ТЭС (крупнейшую газопоршневую в мире, кстати). Несколько часов в Адлерском РОВД мы отбивались от стремления правохоронителей задержать Павла Ивановича за решетку до суда. В итоге, Чеснокова с букетом кардиологических проблем увезла «Скорая», которую ждали 3,5 часа.

Несмотря на мои опасения последовавшие затем судебные заседания в Адлерском мировом суде завершились нашей победой. Суд прекратил административное преследование Чеснокова, признав несущественность допущенного им «деяния». Вдвойне было приятно, поскольку параллельное преследование Чеснокова по ст.20.2 КоАП РФ в тот же день было прекращено за отсутствием события правонарушения. Наши замечательные стражи порядка обиняли Чеснокова в организации собрания без уведомления, что есть нонсенс и безграмотность.

Попутно дважды поучаствовал в вызволении активиста Эковахты по Северному Кавказу Ивана Карпенко из ОВД-застенков. Первый раз он решил подискутировать с полицией о допустимости флешмоба с разбрасыванием шариков «Нет Кудепстинской ТЭС!» на площади у администрации. Обошлось каким-то непонятным объяснением на тему: «Что экологу из Новороссийска нужно в Сочи летом» и моим часовым «круглым столом» с начальником Центрального ОВД и командиром батальона ППС о свободе слова и собраний. Второй раз Ивана вместе с кандидатом в ЗСК от «Яблока» Алексеем Мандригеля и журналистом Дмитрием Самольяновым насильно запихнули в пативэн за то, что они ехали на согласованный митинг в Кудепсте и не понравились полицаям. Для последних двоих всё обошлось без последствий, при моем прибытии в Хостинский ОВД оказалось, что они там оказались «добровольно». А Ивана для острастки обвинили в неповиновении и пугали арестом до суда. В итоге он отчасти с моей помощью (я в суд не попал) таки отбился от преследования, суд дело вернул ментам ибо там отсутствовала объективная сторона правонарушения, т.е. в чем же конкретно он обвинялся было непонятно.

Сейчас заключил соглашения и вступил в два дела на стороне попранной справделивости. Для меня это пока ещё важно. По одному (побои, частного обвинения) защищаю журналистку Кавказского Узла Светлану Кравченко, а по второму напишу отдельно — там очередная подборка разнузданности и безответственности дознания да следствия. Человека по двум статьям небольшой тяжести надуманно посадили под стражу и держат там уже свыше полугода.


Tags: адвокат, жизнь, судебное, уголовка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments